Сказ об авторском праве... сходном до степени смешения с правом на товарный знак

Давным-давно, в одном царстве, тридевятом государстве, считалось, что дела о защите собственности интеллектуальной (завезенная заморская диковинка!) являлись архисложными, а потому их следует поручать самым опытным судьям арбитражным и рассматривать очень тщательно. Эти судьи рассматривали дела очень въедливо, требуя представления от истцов надлежащих доказательств по каждому элементу предмета доказывания. А каждый стряпчий, знал, что для того, чтобы выиграть дело о защите права исключительного на знак товарный при использовании ответчиком отличающегося в чем-либо от знака обозначения необходимо доказать, что: 1) обозначение ответчика является сходным до степени смешения со знаком товарным и 2) товары для которых ответчиком было использовано обозначение являются тождественными и однородными товарам, указанным в свидетельстве на знак товарный. Для выяснения данных обстоятельств судьи привлекали экспертов-кудесников либо из приказа столичного по интеллектуальной собственности, либо из числа местных жителей, имеющих грамоту патентного поверенного.

Однако со временем число дел о защите знаков товарных стало сильно увеличиваться, да и эксперты-кудесники почему-то составляли свои грамоты в пользу той стороны, которая привлекала их для подготовки заключения. Посовещались мужи из Высшего Арбитражного присутствия из града столичного, и решили, от сель да будет так: вопрос о сходстве смешения знака товарного с обозначением ответчика является вопросом факта, а потому не требует назначения экспертизы. И начали судьи арбитражные рассматривать дела по новым правилам, мысленно снимая мантии и надевая одежды обычного потребителя...

То все было присказка, а сказка заключается в следующем...

Повадились в том царстве правообладатели права нарушенные защищать на персонажи фильма мультипликационного «Маша и медведь». Да с такой прытью, что завалили суды арбитражные тысячами своих исков. А прав нарушенных оказалось количество несметное. Во-первых, персонажи мультипликационные, охраняются правами авторскими, которые якобы получило в свое управление коллективное партнерство некоммерческое «Эдельвейс». Во-вторых, выяснилось, что персонажи мультипликационные также зарегистрированы в качестве знаков товарных на имя общества хозяйственного, да неограниченного в своей безответственности, «Маша и медведь». И принялись указанные организации права эти интеллектуальные защищать, да купцов малых, не имеющих статуса лица юридическаго, на монеты разводить.

Одно из дел попало в суд арбитражный, ставропольский. Предъявлен он был предъявлен к купцу малому, индивидуальному Дорохиной Екатерине Спиридоновне из г. Благодарный. Потребовало от него общество хозяйственное «Маша и медведь» взыскать в свою пользу компенсацию денежную за нарушение прав исключительных на знаки товарные в размере 60 000 рублей.

В обоснование иска указало, что ему принадлежат права исключительные на знаки товарные по свидетельствам о регистрации от 31 августа 2009 № 388156, приоритета от 19.01.2009 в классах МКТУ 03, 09, 13, 14, 16, 24, 25, 28, 32, 38, 41; свидетельства о регистрации товарного знака (Маша) от 31 августа 2009 № 388157, приоритета от 20.01.2009 в классах МКТУ 03, 05, 09, 13, 14, 16, 24, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 38, 41, 42; свидетельства о регистрации товарного знака (Медведь) от 05 августа 2009 № 385800, приоритета от 20 января 2009 в классах МКТУ 03, 05, 09, 13, 14, 16, 24, 25, 28, 29, 30, 32, 35, 38, 41, 42. А ответчик достоин кары гражданской, поскольку без согласия правообладателя осуществил продажу товара - раскрасок детских в количестве 2 шт.

Факт реализации купцом раскрасок судом арбитражным, ставропольским был признан доказанным, и иск был удовлетворен в объеме полном. Но вот только из под пера суда появилось решение дивное, с точки зрения законодательства о знаках товарных несуразное.

В обоснование решения суд зачем-то указал, что «В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) аудиовизуальное произведение является объектом авторских прав.

Авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи (пункт 7 статьи 1259 ГК РФ).

… Предпринимателю исключительные права на аудиовизуальное произведение сериала «Маша и Медведь» и его составляющие не передавались...

При визуальном осмотре и сравнении двух раскрасок «Маша и Медведь», которые представляют собой печатную продукцию с изображениями персонажей детского мультипликационного сериала «Маша и Медведь», и персонажей, исключительные права на которые принадлежат ООО «Маша и Медведь», судом установлено их визуальное сходство: графическое и объемное изображение идентичны, расположение отдельных частей персонажей совпадает, цветовая гамма соответствует. Визуальное и графическое сходство охраняемых изображений персонажей и изображений девочки и медведя, зайца, белки, медведя-панды, содержащихся на реализованном ответчиком товаре, позволяют ассоциировать сравниваемые объекты один с другим и сделать вывод об их сходстве до степени смешения».

Как видно, из текста грамоты судебной, по мнению суда арбитражного, нарушение прав исключительных на знаки товарные общества «Маша и медведь» выражено в сходстве до степени смешения изображений на раскрасках с персонажами фильма мультипликационного «Маша и медведь» (объектами прав авторских). А использование купцом малым Дорохиной Екатериной Спиридоновной обозначений на проданной раскраске в отношении каких-либо товаров и услуг согласно представленным свидетельствам на знаки товарные судом не устанавливалось в принципе.

Вот только каким образом это соотносится с предметом и основанием иска, понять добрым молодцам, изучавшим азы юриспруденции, совершенно невозможно! Ведь ежели истец ссылается на персонажи как на объекты авторские, то никакого «сходства до степени смешения» как основания определения нарушения права исключительного закон не предусматривает, а ежели ссылается на права на знаки товарные, то тогда помимо «сходства до степени смешения» необходимо устанавливать использование обозначений для конкретных товаров и услуг, указанных в их свидетельствах.

Подавала купец Дорохина Екатерина Спиридоновна челобитную в инстанцию апелляционную, да осталась она без удовлетворения.

А не все ли равно, что авторское право, что товарный знак? - посчитали судьи суда апелляционного, да и указали в своем постановлении по делу о защите права на знак товарный ссылки на дополнительные нормы о правах авторских:

«Согласно пункту 3 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

В силу подпункта 2 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности, распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров».

Наконец, попало дело в Суд кассационный, интеллектуальный. Тут заседают мужи отборные, ученые, поэтому про права авторские в своем постановлении они писать постеснялись. Но все равно оставили кассационную челобитную без удовлетворения. Несмотря на то, что состав нарушения прав исключительных на знак товарный в предыдущих судебных инстанция не устанавливался.

Вот и получается, что теперь в этом государстве дивном права авторские от прав на знаки товарные ничем не отличаются — Хочешь, будет тебе сходство до степени смешения объектов авторских — Хочешь, будет нарушение права на знак товарный установлено только лишь на основании факта распространения товара с размещенным сходным обозначением!

А что поделаешь, если вопрос о сходстве до степени смешения являются вопросом факта, и непонятно, как эти права авторские от прав на знаки товарные отличать!

Мораль сей сказки такова: а не вернутся ли к назначению экспертизы, вот только теперь уже по вопросу сходства до степени смешения законодательства авторского и законодательства о товарных знаках?

Может поможет?...

P.S. Сказ основан на реальных событиях. Дело А63-15404/2012.

P.P.S. А между тем купец обиженный челобитную новую готовит, надзорную...